Авторизация



Школьник России - информация, картинки, учебники, общение

Галерея изображений

Новый год!

География посетителей

Locations of visitors to this page
Home
Подготовка Германии к войне с СССР - Нападение Германии. E-mail
Индекс материала
Подготовка Германии к войне с СССР
Готовность Советского Союза к отражению агрессии.
Нападение Германии.
Битва за Москву Враг на подступах к Москве.
Неудачи советских войск в Крыму и под Харьковом.
Оборона Сталинграда.
Ленинград прорывает блокаду.
Курская битва.
Выход к Днепру.
Выход на границу.
Сражение за Берлин.
Все страницы
Нападение Германии.

Гитлер и его военное руководство не сомневались в быстрой победе. В первой половине 1941 г. на западном фронте никаких боевых действий фактически уже не велось, и гитлеровское командование получило возможность сосредоточить против СССР большую часть своих сил, вооружения и боевой техники - до 5,5 млн. солдат и офицеров Германии, стран- сателлитов и союзников. 190 дивизий развернулись на всем протяжении от Баренцева до Черного моря. Их должны были поддерживать с воздуха четыре из пяти немецких воздушных флотов.

Согласно плану “Барбаросса” немецко-фашистские войска, готовившиеся к наступлению, составляли три группы армий: “Север” , “Центр” и “Юг” - перед каждой из которых стояли свои особые задачи.

Группа армий “Север” наступала из Восточной Пруссии в направлении на Даугавпилс, Псков, Ленинград с целью уничтожить советские войска в Прибалтике, захватить порты на Балтийском море.

Группа армий “Центр” , наиболее оснащенная из всех трех, должна была нанести мощные удары на флангах советских войск (сконцентрированных в районе Белостока) , соединиться в районе Минска и продолжить наступление через Смоленск на Москву.

Группа армий “Юг” , уничтожив силы Красной Армии в Западной Украине и к западу от Днепра, должна была захватить Киев и продолжать наступление на Харьков, Донбасс и Крым.

Советские войска, сосредоточенные в западных приграничных округах, состояли из 170 дивизий и насчитывали около 2,7 млн. человек личного состава, 37,5 тыс. орудий и минометов, 1475 новых танков (КБ и Т-34) , 1540 боевых самолетов новых типов, а также значительное количество легких танков и самолетов устаревших конструкций. Наши дивизии не были полностью укомплектованы. Поэтому на основных направлениях противнику удалось обеспечить превосходство в 3-4 раза, а на направлениях главного удара - и более.

Гитлеровское военное руководство полагало, что под этими мощными ударами сопротивление Красной Армии будет быстро сломлено.

В ночь на 22 июня, когда у Советского командования уже не было сомнений, что возможно нападение Германии на нашу страну, в западные округа телеграфом была передана директива о приведении войск в боевую готовность. Приказ флоту был передан по телефону и получен на кораблях за один-два часа до начала войны. Однако директива запаздывала. И пока она передавалась через штабы, германские войска получили сигнал начать военные действия. На рассвете фашистская авиация начала бомбардировку советских городов и населенных пунктов, затем открыла огонь артиллерия. Враг стремился уничтожить штабы, узлы связи, железнодорожные коммуникации, мосты. Немецкая авиация в первый же день войны разбомбила 66 советских аэродромов, уничтожив 1200 самолетов. В войну против СССР также вступили Италия, Румыния, Венгрия и Финляндия.

' Вот как вспоминал о первых днях войны один из участников боев: “Нападение врага застало нас непростительно врасплох. Командиры в отпусках. Оружие в глубокой консервации на складах. Техника разобрана. Баки самолетов на промывке... Враг был вооружен до зубов. Немцы с автоматами, а мы зачастую с учебными винтовками, и то одна на двоих... В отчаянье негодовал: “Где командование? Куда оно смотрит!..” Стиснув зубы, с болью в сердце мы отходили, отступали, теряли своих друзей, приносили многочисленные жертвы...” Не имея ясного представления о масштабах вторжения, нарком С. К. Тимошенко 22 июня в 7 часов 15 минут отдает директиву, согласно которой советским войскам всеми силами и средствами надлежало обрушиться на вражеские части и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу. При этом отмечалось, что “впредь до особого распоряжения наземным войскам границу не переходить” . Но связь была нарушена. Генеральный штаб не получал достоверной информации о положении на фронтах. Более того, вечером того же 22 июня 1941 г. им была отдана еще одна директива с требованием перейти в решительное контрнаступление с целью перенести военные действия на территорию противника и разгромить его там. Это привело к попыткам организовать разрозненные удары по противнику на отдельных участках. На фронте развернулись крупные танковые сражения, которые оказались более выгодными противнику. С нашей стороны на ряде направлений участвовали только легкие танки со слабой броневой защитой и слабым вооружением, тогда как со стороны противника вели бой средние танки. Естественно, советские танкисты несли несравнимо большие потери. Нанесение по врагу сильных контрударов хотя и замедлило его продвижение, но выполнить поставленные задачи наши войска не могли.

Значительных успехов войска противника достигли на центральном направлении. В результате их стремительного наступления часть наших войск была окружена сперва в районе Белостока, а затем под Минском. По немецким данным, в плен попало 300 тыс. советских солдат и офицеров.

Маршал К. К. Рокоссовский так вспоминает эти тяжелые дни: (Нанесенный врагом неожиданный удар огромными силами и его стремительное продвижение в глубь территории на некоторое время ошеломили наши не подготовленные к этому войска. Они подверглись шоку...

Наблюдались случаи, когда даже целые части, попавшие под внезапный фланговый удар небольшой группы вражеских танков и авиации, подвергались панике... Боязнь окружения и страх перед воображаемыми парашютными десантами противника в течение длительного времени были настоящим бичом... Беспорядочное движение мчавшихся поодиночке и группами машин больше напоминало паническое бегство, чем организованную эвакуацию” .

Не менее стремительно развивалось вражеское наступление в Прибалтике, более замедленно на юге.

Гитлеровскую группировку, рвавшуюся к Киеву, задержала в районе Дубно 5-я армия под командованием генерала М. И. Поталова. Смелый, расчетливый, имевший хорошую практику боев на реке Халхин-Гол, командарм наносил мощные контрудары по врагу. Однако и здесь пришлось отступать.

Переход от попыток наступления к стратегической обороне. Оценив крайне трудную обстановку на фронте. Ставка Главного Командования вынуждена была принять решение изменить способ вооруженной борьбы - перейти к стратегической обороне Но сплошной фронт обороны Красной Армии отсутствовал, противник владел инициативой и упреждал удары советских войск Красная Армия продолжала отступление, неся большие потери в людях и технике. С оставленной территории не удалось вывезти мобилизационные запасы воинского снаряжения и боеприпасов. За первые три недели военных действий армии агрессора продвинулись в глубь страны на 350-600 км. Темп наступления противника составлял около 30 км в сутки. Были заняты территории Латвии, Литвы, южной части Эстонии, Молдавии, Белоруссии и Правобережной Украины. Из 170 дивизий Красной Армии, имевшихся к началу войны на западной границе, полностью вышли из строя 28, а 70 потеряли до половины людей и боевой техники. Поражения были горькими, советские войска несли большие потери. Но оказываемое ими сопротивление вынуждало агрессоров признать, что характер войны на территории СССР иной, чем на Западе. Начальник германского генштаба Ф. Гальдер через неделю после начала военных действий записал в дневнике: “Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов: теперь это уже недопустимо” .

Народ встает на борьбу с агрессором. Большинство советских людей, живших вне зоны военных действий, далеко не сразу осознали горькую правду о ситуации на фронтах. Скупые официальные сводки не давали полной картины событий. Лишь в обращении по радио Сталина к советскому народу люди почувствовали реально нависшую опасность. Только сам народ с его стойкостью, самоотверженностью, подлинной любовью к Родине, готовностью отдать жизнь во имя ее благополучия мог спасти Отечество. Люди стремились отдать все свои силы для достижения победы над агрессором.

На всем протяжении фронтов часто под артиллерийским обстрелом и бомбежками миллионы советских людей, в основном женщины, вместе с воинскими частями рыли окопы, противотанковые рвы* сооружали огневые точки, лесные завалы, блиндажи, проволочные заграждения. В прифронтовых районах формировались истребительные батальоны и группы для борьбы с диверсантами и парашютистами. Десятки тысяч добровольцев в различных городах несли службу воздушного наблюдения, дежурили на крышах предприятий и домов. Страна напрягала все силы. Тем не менее, в тыловых районах страны охранялась сеть множества лагерей ГУЛАГа. С началом войны Гулаговская промышленность приобрела особое значение: различные виды ископаемых, необходимых для военного производства, добывались только на рудниках ГУЛАГа. Трагическое существование миллионов людей, высокая смертность от истощения - и тяжелейший труд, который так нужен был стране. Узники ГУЛАГа рвались на фронт, но они по-прежнему содержались за колючей проволокой. На их охрану были отвлечены значительные силы войск НКВД, молодые, здоровые мужчины вместо фронта оказались в глубоком тылу, охраняя своих же страдающих соотечественников. А в эти месяцы Сталин посылал послания британскому премьеру У. Черчиллю, требуя присылки британских дивизий для борьбы с немцами на советско-германском фронте.



 
s
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru